m_rusakov (m_rusakov) wrote,
m_rusakov
m_rusakov

Categories:

Юридический блиц-анализ предлагаемых канцлером права изменений Закона о частной школе

Канцлер права Эстонии выступил с инициативой изменить положения Закона о частной школе, в которых говорится, что язык обучения выбирает сама частная школа. При этом его не смущает право частной школы на выбор своего языка (если это частная школа национального меньшинства). Но он считает, что если частная школа учреждается и поддерживается публичной властью (в нашем случае муниципалитетом), то в этом случае в этой школе должно быть гарантировано предусмотренное Конституцией право на обучение на эстонском языке. Т. е. по сути, Канцлер права предлагает приравнять учреждённую местным самоуправлением частную школу к обычной муниципальной школе, в которой свобода выбора языка обучения как таковая отсутствует и зависит от того даст на это разрешение правительство или нет. Круг замкнулся.

Слегка частная школа

В нынешнем эстонском законодательстве чётко прописано, что есть частная школа и есть школа публичная (муниципальная или государственная). Частная школа может учреждаться и содержаться кем угодно и при этом сама выбирает язык обучения. Канцлер же права предлагает ограничить право выбора языка обучения на основании того кто является держателем школы. На самом же деле держатель школы есть субъект права, который вправе распоряжаться своими деньгами так, как он этого хочет. При этом не важно, кто этот субъект – местное самоуправление, НКО или физическое лицо. Кто платит, тот музыку и заказывает. Ограничения могут быть, но они должны быть связаны либо с общественной безопасностью, либо с подрывом моральных норм. Русский язык обучения никаким из названных благ не угрожает.

Также создаётся положение неравенства частных субъектов права. Если частный субъект неравен публичному, то это почти норма, но искусственное создание неравенства среди частных субъектов это уже патология. Канцлер же права пытается приравнять частный субъект права к публичному, при этом создав неравенство в среде частных субъектов. Почему частная школа, учреждённая Васей Пупкиным, может вести обучение на русском языке, а школа поддерживаемая местным самоуправлением – нет? Логики здесь нет. Есть только политика.

Право на обучение на эстонском языке

Эстонская Конституция действительно предусматривает право каждого на получение образования на эстонском языке. Но всем понятно, что право ни есть обязанность. Если мне это право не нужно, то я его не использую. В Эстонии есть только одна частная школа учреждённая муниципалитетом (Таллинской горуправой) – это Таллинский Линнамяэский Русский лицей. Чьё конкретно право ограничило это учебное заведение? Рядом с ним достаточно школ с эстонским языком обучения. В Таллине наверное ещё не было случая, когда эстонского ребёнка (или ребёнка из которого хотят сделать эстонца) не приняли в эстонскую школу потому что в ней нет мест. Мест может не быть в конкретной школе, но невозможна ситуация когда мест нет вообще ни в какой городской школе.

Очевидно, что проблема надумана и высосана из пальца. Ныне действующий Канцлер права завёл порядок не инициировать производство по изменению противоречащего Конституции закона, если ему не предъявить конкретную жертву, пострадавшую от этой антиконституционности. Кто на этот раз оказался жертвой? И почему Канцлер права решил отступиться от им же созданных правил?

Более того, Канцлер права по совместительству ещё является омбудсменом, то есть публично-правовым лицом, защищающим простых людей от произвола властей. При этом задача его заключается ни в ограничение прав человека, а в их максимальном расширении в разумных рамках. Трудно представить омбудсмена ратующего за введение смертной казни, ужесточение наказаний за мелкие правонарушения и увеличения срока службы в армии, или призыв в неё и женщин, для ликвидации гендерного неравенства. Наш же Канцлер права вошёл в образ Великого Инквизитора и выступает инициатором закручивания гаек.

Язык обучения в школе национальных меньшинств

Конституцией Эстонии предусмотрено, что в школе национальных меньшинств язык обучения выбирает сама школа и ни у кого на это не спрашивает разрешения. Что такое школа национальных меньшинств? Мнения есть разные, в том числе и такое, что это та школа, в которой учатся преимущественно национальные меньшинства (неэстонцы). Это конституционное право свободы выбора языка обучения было ограничено Законом об основной школе и гимназии, в котором прописывалась процедура получения разрешения на обучение на неэстонском языке, если речь идёт о муниципальной школе. Правительство установило такие правила. Более того, по мнению правительства, муниципальная школа это и не школа национального меньшинства вовсе, а просто школа с пока неэстонским языком обучения.

А вот если Вы хотите свой язык, то, пожалуйста, учреждайте частную школу и делайте в ней что хотите. Учредили. И что? Теперь выясняется, что это не совсем частная школа, а вот если Вы учредите совсем частную, тогда совсем другое дело. Трудно играть, когда партнёр по ходу игры меняет правила.

Дискриминация

Конституция Эстонии и Закон о равном обращении предусматривают равенство и защиту от дискриминации (в т. ч. в сфере образования) независимо от национальности и родного языка. Рамочная Конвенция о защите национальных меньшинств также устанавливает обязанность государства принимать в необходимых случаях надлежащие меры, с тем, чтобы поощрять полное и действительное равенство между лицами, принадлежащими к национальному меньшинству, и лицами, принадлежащими к большинству населения во всех областях экономической, социальной, политической и культурной жизни. В связи с этим Стороны должны учитывать особое положение лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам.

Недобросовестные эстонские чиновники любят ссылаться на равноправие эстонских и русских детей в области образования. И те и другие могут учиться на эстонском языке, и в этом они равны. Такое «равенство» напоминает издевательство и его вряд ли можно назвать полным и действительным. Также Государственный суд Эстонии неоднократно устанавливал, что дискриминация это не только отсутствие равного обращения с равными, но и равное обращение с неравными. Нельзя заставлять инвалида выполнять работу наравне со здоровым и физически крепким мужчиной. Подобное требование будет являться дискриминацией. Точно также в контексте знания эстонского языка русские и эстонские дети не равны между собой и отказ учитывать это обстоятельство тоже является дискриминацией.

Таким образом, имея изначально неравные условия, русские априори проигрывают конкуренцию с эстонцам в экономической сфере, что уже видно по статистическим данным и социологическим опросам. У русских ниже доходы, они занимают меньшие должности, год от года снижается также и процент русских с высшим образованием.

 Права национальных меньшинств 

Помимо этого Рамочная Конвенция даёт защиту от недобровольной ассимиляции национальных меньшинств. У русских детей есть возможность пойти в эстонскую школу. Это добровольный выбор их родителей на ассимиляцию своих детей. Делать же из русской школы эстонскую против воли родителей и детей - это уже явно недобровольная ассимиляция.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 Конвенции: в районах традиционного проживания, а также там, где лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, составляют значительное число, Стороны, в случае достаточной потребности в этом, стремятся обеспечить, насколько это возможно и в рамках своих образовательных систем, чтобы лица, принадлежащие к этим меньшинствам, имели надлежащие возможности изучать язык своего меньшинства или получать образование на этом языке.

В Таллинне русские живут традиционно и составляют значительное число. Достаточность потребности в частной школе на русском языке доказывается и тем, что родители не спешат забирать своих детей из Линнамяэского Русского лицея, и тем, что Совет Русских школ Эстонии собрал 30 тысяч подписей в поддержку образования на русском языке.

К тому же Комитет по выполнению Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств уже неоднократно делал замечания Эстонии. В том числе и по вопросу образования на русском языке. Рассматриваемая нами инициатива Канцлера права делает эту ситуацию ещё хуже.

Национальное меньшинство имеет право на сохранение национальной идентичности и это право в нашей ситуации возможно реализовать только путём сохранения русской школы на русском языке, хотя бы одной частной на всю Эстонию.

NewsBalt

Tags: Русская школа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments